Новости Рекорды рынка недвижимости

 

1/4   sea style Villa with pool in Argentina
2/4   sea style Villa with pool
3/4   second floor wooden stairs construction
4/4   open house for seven families

Председатель СЖ Крыма: «Правый сектор» вербовал своих сторонников в здании Союза Журналистов»

Опубликовано: 03.09.2018

С присоединением полуострова Крым в России стало на один региональный Союз Журналистов больше. Корреспондент "ЖурДома" Оксана Солодовникова встретилась с председателем организации Андреем Трофимовым и обсудила особенности крымской и украинской журналистики, российское законодательство и диалог с коллегами соседних стран.

Как Вы после присоединения?

Наши медийщики все воспринимают так: мы, наконец, "отчалили" от Украины, которая тянула Крым камнем вниз и, как сказал президент, Крым вернулся в родную гавань. Мы все вернулись в родную гавань. Правда, сейчас сложилось своеобразное безвременье, когда крупные украинские  проекты ушли, а крупные российские еще не пришли. И журналистское сообщество оказалось в подвешенном состоянии. Есть высококвалифицированные кадры, люди, которые с честью выдержали экзамен по информационному противостоянию в первое полугодие, и они сейчас оказались не востребованы.

Уезжают журналисты работать в центральную Россию?

По моим данным, крайне незначительное количество уехало в Россию. Еще меньшее - вернулось в Украину. Это не связано с тем, что им здесь создали какие-то невыносимые условия для работы, организовали гонения и т.д. Это связано с личными обстоятельствами. Рвется по живому, понятно, у многих - семьи.

Выходит, состояние подвешенное…

Да, первое - это, как я сказал, то, что ушли украинские и не пришли российские проекта. Второй момент – не начата перерегистрация СМИ. Сейчас мы де-факто российские, но де-юре - украинские СМИ. На конец июля - начало августа где-то порядком 10-15 изданий подали в Роскомнадзор документы на перерегистрацию. Это процесс длительный, особенно по той причине, что существует неопределенность с учредителями. Третий момент – законодательное сопровождение работы журналиста.  В этой точки зрения, в сфере медиа Россия и Украина развивались по-разному. Российское законодательство более жесткое, более регламентирующее.

Надзорнго органа в Украине не было , работали свободно?

Не было. И я могу сказать, что основной регуляторной формой были суды - разбирательства, вплоть до закрытия проектов. Либо все осуществлялось путем давления на учредителей.

Какое развитие медиа планируется в ближайшее время, какие шаги?

Мне видится, что зайдут крупные российские медиахолдинги, и они здесь сформируют разветвленную сеть корпунктов.

С поглощением?

Поглощать некого. Крым сейчас очень хороший регион для всех структур. Тут ничего не нужно ломать, просто строить с нуля.

Но есть же здесь издания и они каким-то образом выживают. Возможно, рекламные доходы..

Рекламный рынок упал полностью. Крымский сегмент рекламы и так был незначительным. У нас, в основном, это частные объявления граждан: куплю коня, продам телевизор. Закупок рекламного контента нет и продаж рекламных площадей нет. Сейчас все в ожидания развития ситуации. Не думаю, что будет поглощение. Здесь интересно создать что-то принципиально новое на фоне психологического обновления. Провести "перезагрузку".

Когда сюда войдут крупные медиахолдинги, журналисты само собой уйдут в них. Как спасать местные газеты?

Никак. Значит, газеты прекратят существование.

Вы морально к этому готовы?

Готовы.

Крым -  атмосферное место со своим менталитетом. Журналистика также своеобразная. Российские крупные медиа совсем иные. Как собираетесь перестраиваться ?

Сейчас никак. Для чего нашим журналистам сейчас переходить на новые формы подачи материала, если аудитория еще не готова к новой подаче информации? Это надо делать поступательно.

Давайте о Союзе журналистов поговорим. Вы сейчас становитесь российским союзом. Как проходит процесс?

Ситуация интригующая. По одному из условий создания Крымского отделения Союза Журналистов, избранные от Крыма делегаты в СЖ Украины должны сложить с себя полномочия. На этом пункте особенно настоял я. Написал соответствующее заявление о том, чтобы вывести меня из членов состава правления в связи с тем, что я уже не гражданин Украины, а гражданин России. Отправили документы в Киев, но ответа до сих пор нет. Номинально я сейчас еще считаюсь членом правления СЖ Украины.

С чем связано отсутствие ответа?

Это элементарно. Ответ на поверхности - Украина сказала, что никогда не смирится с присоединением Крыма. Крым воспринимается не как часть РФ, а как временно оккупированная территория Украины. Я назван пособником сепаратистов, человеком который сотрудничает с оккупационными властями и т.д.

Общаетесь уже с другими российскими СЖ?

Да, и с московским и петербургским. Со всеми членами правления СЖ РФ мы находимся исключительно в добрых отношениях. Под эгидой СЖ РФ и Крыма проводился первый международный конгресс русскоязычных СМИ зарубежья. Сейчас мы готовимся к большому  российскому медиа форуму, который пройдет в Дагомысе с 1 по 10 октября. Нам выделена квота, повезем  туда молодых журналистов. Для них это окажется хорошая трибуна, чтобы заявить федеральным коллегам о себе. По всей видимости, там даже будет крымский день. Мы мощно и хорошо «стартанули» в направлении интеграции крымских журналистов в общее медийное сообщество России.

По поводу пропаганды. Активно идет информационная война. Ваша позиция по отношению к сложившимся обстоятельствам в СМИ?

  Информационная война идет разнузданная: с одной стороны - русофобская кампания, с другой - «фашисты», «укропы», «правосеки». Я очень хорошо знаю данную тематику. Здесь нет правых и виноватых. Здесь есть цели, задачи и методика, как добиться цели. Украинские журналисты с декабря прошлого года четко позиционировали себя как самостоятельных игроков в этих инфовойнах, став одной из сторон конфликта. В декабре прошлого года СЖ Украины собирался принять «урапатриотическое» заявление о том, чтобы решительно осудить действия правительства и поддержать Майдан. Крымская организация не поддержала это решение. Потому что мы должны быть вне политики. Мы только можем обратиться к нашим коллегам с призывом соблюдать стандарты журналистики, а к власти – обеспечить условия работы. В январе была принята резолюция о поддержке Майдана. В пресс-зале Союза журналистов проводили пресс-конференцию все эти "отморозки" (Прим: «Правый сектор», «самооборона майдана»). Когда я заходил в СЖ, я столкнулся нос к носу с Ярошем. И в конце концов, "правый сектор" проводил там вербовку своих сторонников. Убедите меня в том, что это нормальная работа СЖ любой страны. Это было наверняка сделано с согласия Союза журналистов.

Не могло быть давления?

Уверен, что не могло. И весьма показательно, что после того как свергнуто было правительство Януковича, председатель СЖ получил должность председателя Госкомтелерадио, а люди приближенные - креатуры в государственных информационных агентствах. Подозреваю, что этими должностями с ними расплатились.

Давайте перейдем на российское законодательство. Тенденция "закручивания гаек" не позволяет журналистам свободно в России делать свою работу. Как Вы на это смотрите?

Есть выражение, что лучше плохой закон, чем его отсутствие. И есть другое - закон суров, но это закон. Я  сторонник честной игры. Но игра должна быть не в одни ворота. Государство в лице фискальных, контролирующих и регламентирующих органов должно быть социальным партнером. Для меня не понятно огромное количество поправок и изменений в законодательстве. Если есть закон, он принят и в него внесено поправок больше, чем составляет текст самого закона, это не законотворчество, а роспись: «мы - идиоты, не квалифицированные законодатели, выгоните нас из Госдумы».

Это вы о российских законах?

О любой системе внесения постоянных поправок в любое законодательное пространство любой страны. Лакмусовой бумажкой сейчас являются грядущие выборы в Крыму. Есть статья регламентирующая выход предвыборных публикаций в СМИ. Российские законодатели не учли тот момент, что де-юре мы украинские издания, а де-факто - российские.  Возникает вопрос, а в каких СМИ  в Крыму проводить предвыборную агитацию. Этот вопрос я ставил два месяца назад, и два месяца не мог получить ответ.

Кому задавали вопрос?

Местному и федеральному Роскомнадзору, Центризбиркому и ее отделению в Крыму. Ответа нет. Ждем.

С точки зрения свободы слова и СМИ как оцениваете закон?

Не могу пока оценить, так как я делаю только первые шаги по изучению законодательства. Смотрим, как оно прописано с точки зрения дефиниций, его понятийности. Закон, может, и нужно бояться, но я в себе никогда не вырабатывал в себе эту боязнь. Закон надо уважать. В конце концов, если Россия является членом Совета Европы и добровольно взяла на себя обязательства  соблюдать международное гуманитарное право, в том числе положения конвенции об основных правах и свободах человека, то там очень четко разложены права гражданина, государства и права журналистов. С другой стороны, наблюдается низкий уровень правовой грамотности журналистов.

Стала нормальной практика в лучшем случае не предоставлять журналисту информацию, а в худшем – совершать нападения на журналистов. 

С отказом в получении информации сталкиваются журналисты любых стран. Если какие-то противоправные действия совершаются по отношению к тебе, как к гражданину, то есть суды, кодексы и надо добиваться защиты своих прав.  Если как к журналисту при исполнении служебных обязанностей, то здесь должно подключаться медиасообщество. Я сторонник корпоративного братства не на словах. Чаще всего под противоправные действия попадают «полевые» журналисты: где-то информацию не дали, а где-то молодчики напали, отобрали и разбили камеру. Тут медиасообществу принадлежит ключевая роль. Прежде всего в максимальном противодействии замалчиванию. За годы работы в Украине очень часто нападение на журналистов рассматривалось по статье "хулиганство". Почему? Это ведь совершенно другая статья.

Ваша цитата с сайта "РИА Новости": «Создание этого журналистского союза — фактически профессиональная возможность претворять надежды и чаяния крымчан в информационном пространстве». О чем речь?

Крымчане всегда себя позиционировали не как украинцы. Крымские журналисты всегда были элементом русско-культурного пространства. Они думают, пишут и общаются по-русски. Меня часто коробило, когда крымские журналисты извинялись перед украинцами за то, что они говорят по-русски. Если я видел, что аудитория явно националистского толка, я специально говорил по-русски. Я прекрасно знаю, что они все понимают.

Это было задолго до конфликта?

Конечно, это были 2000-е годы. Поэтому крымчане, войдя в русское культурное пространство, получают широкий горизонт для реализации своих возможностей и даже гражданских прав. Это все же другая страна, впереди – больше поездок, больше коллег, больше возможности заработать. Мы многому научились у украинских коллег, и теперь для нас высочайший интерес представляет опыт российских журналистов.

И последний вопрос. Я сейчас проживаю в одном крымском селе, где негде купить прессу, интернет появился совсем недавно. В Старом Крыму ситуация не на много лучше. И таких населенных пунктов здесь много. Крупные издания, может, и придут в Крым, но каналов распространения нет. Что происходит?

Доход почты от реализации печатных СМИ не превышал 5-7%  от общей суммы. Поэтому почтовые отделения сельской местности занимаются продажей памперсов, стиральных порошков, продавая попутно конверты и марки. Они никогда не были заинтересованы в том, чтобы увеличить долю этого процента, потому что у почты были легкие заработки на другом. В какой-то момент произошла реструктуризация почты. Первым шагом уничтожили повсеместно сельские киоски Союзпечати. Потом стали объединять районы. На выходе получилось, что газету, выходящую пять раз в неделю, людям стали привозить один раз в неделю пачкой по пять штук. Смысл ежедневной газеты был утрачен. А мы же, как пекари, делаем свежие пирожки. Сельские жители тоже отказались выписывать таким образом газеты. Огромный сегмент подписчиков рухнул, сегмент привыкших читать людей рухнул. Почта нам полностью сорвала проведение подписки. Падение тиражей катастрофическое. Мне коллеги звонят и рассказывают: был тираж 3500 экземпляров, а сейчас 154. Люди приходят на почту подписаться, а их постоянно разворачивали  со словами «нет подписных каталогов», и купить негде – киосков нет. Предложили альтернативную службу доставки. Ну попробуй организовать ее, если газета выходит тиражом 3-4 тыс экз. А у них 20-30 сел. Как? Это очень серьезная проблема и я пока не вижу, как «разруливать» ее. Поэтому сейчас будет два больших приоритетных направления: это юридические вопросы, связанные с перерегистрацией изданий прежде всего, и взаимоотношения с почтой.

Оксана Солодовникова, Крым


Топ новостей

архив новостей

Copyright www.kabamundo.ru © 2016
rss